Мордовиянь национальной радиось Мордовиянь национальнай радиось

Саранск:0°

вечером: 0° завтра: 0°



Сделаны для жизни

Искусствовед Татьяна Петровна Прокина человек необычный. Она обладает знаниями тайных знаков мордовской вышивки.  А ведь каждый стежочек, каждый элемент любого орнамента – это магия, это целый мир. Для Татьяны Петровны достаточно мимолетного взгляда, чтобы определить из какого района женская рубаха, к какой локальной группе принадлежит головной убор, мокшанская или эрзянская вышивка на подоле. Хотя о себе она говорит скромно: «Родилась в обычной семье, училась в обычной советской школе.  Моя мама русская, родом из села Лемдяйский Майдан Старошайговского района, папа из эрзянского села Большие Ремезенки Чамзинского района. Встретились они в Саранске. Я уже родилась в городе. Жили мы в центре, на улице Коммунистической, здесь в то время были частные дома, дворики с клумбами. Помню, как мы солили огурцы в бочках, сажали цветы. Наверное, поэтому меня всю жизнь притягивает все простое, деревенское. Любила я ездить и в село, к дедушке с бабушкой по маминой линии. К сожалению, родителей отца, не стало до моего рождения. До сих пор перед глазами деревенские пейзажи, картинки из быта: в переднем углу избы божница с удивительными иконами — вот бабушка печет пироги в русской печке, дед идет в школу, он там занимается строительством, в саду цветут яблони, вечером наша корова Зорька отделяется от большого стада и заворачивает во двор. Удивительно спокойное время». И, правда, все просто, все как у всех. Только вот секретами она ведает и багаж знаний о мордовской культуре, о мордовском костюме у неё огромный.

-Татьяна Петровна, как же Вы начали свой изумительный творческий и исследовательский путь?

 - В жизни ничего не бывает случайного. Волею случая после окончания филологического факультета я попала в мокшанское село Малышево Торбеевского района. А там живые традиции! Было чрезвычайно любопытно наблюдать, как женщины шли в церковь в соседнее Носакино, одетые в мокшанские наряды. Удивительным было и то, что наша хозяйка, у кого мы снимали угол, занималась вышивкой. Казалось, что вышитые ею рубахи попали в современный мир из другого времени. А больше всего восхищали украшения с подвесками из раковин каури «кумбрят».

-Это была прелюдия…

-Да. Вскоре я вернулась в Саранск. Стала искать работу, хотела устроиться воспитательницей в детском саду. Да тут опять случайно позвонила знакомая и сказала, что в музей Эрьзи, который только переехал в новое здание, требуются сотрудники.  С музейной работой я не была знакома, но решила рискнуть. Работала сначала экскурсоводом, затем научным сотрудником в отделе пропаганды. Как-то я попала в экспедицию, в составе которого был Виктор Петрович Тумайкин, ученый из Мордовского НИИ языка, литературы, истории и экономики. Он так интересно рассказывал о мордовской истории, что меня эта тема заинтересовала. В то время открыли на родине скульптора в Баево дом-музей, и нужно было его экспозиции придать национальный колорит. Чем? Решили, что там должны быть представлены народные костюмы эрзян и мокшан. За лето мы успевали совершать по три экспедиции. Сейчас коллекция предметов мордовского народного искусства в Мордовском республиканском музее изобразительных искусств им. С.Д. Эрьзи насчитывает более полутора тысяч единиц хранения, в старейшем Республиканском объединенном краеведческом музее им. И. Д. Воронина более двух тысяч. Краеведческий музей обладатель ценнейшего собрания М.Евсевьева, П.Степанова.  Кстати, Макар Евсеевич в свое время писал в Русский музей о том, что нужно систематизировать мордовские костюмы, поскольку у каждого села свой неповторимый образ.

 

- Мордовский костюм – это как живое существо?

- Народный костюм – это не просто красивые вещи, это не экзотика, о костюме нужно много знать, нужно уметь его читать. Исследователь вновь и вновь открывает историю, потрясающую историю, объясняет, откуда, что, как берется, ищет артефакты и ведь, находятся ответы, и многое объясняется. После экспедиций мы начали делать экспозиции народного искусства. Первая была открыта в 1982 году, она рассказывала о костюме, как об источнике для творчества художника. В 1970-е годы мордовские художники тоже выезжали в экспедиции.  На той выставке кроме фотографий М.Е. Евсевьева, были представлены картины художников, на чьих полотнах герои были одеты в мордовские костюмы. Это прекрасные работы Ф.В. Сычкова, В.Д. Хрымова, М.С. Шанина, В.Д. Илюхина, В.И. Петряшова. Выставка получилась интересной, и мы решили продолжить свои изыскания. Одной из знаменательных экспозиций 1990-х была выставка сезонные и семейные обряды мордвы. Через атрибуты костюма на выставке «Язычество и православие – диалог двух культур» в начале 2000-х мы рассказывали, как влияли верования на облик народного костюма, как на костюме оставались отголоски язычества, а затем христианства, каким образом на него влияли миграции народа.

- Вам удалось разгадать все тайны мордовского костюма?

- Достаточно мимолетного взгляда для того чтобы сказать с какой местности, с какого района костюм. Но, несмотря на это, тайна мордовского костюма не разгадана. Двенадцать локальных групп, у каждого своего движения по территориям, у каждого своя судьба.

- Выходит историю народа можно «прочитать» с помощью узоров?

- В 1994 году в МНИИЯЛИЭ вышла книга «Мордва Заволжья», где я опубликовала статью «Костюм мордвы Заволжья». Сейчас в Самаре хотят переиздать эту книгу. Но мой материал требует существенных доработок. Над этим в данный момент я работаю. Костюм позволяет проследить, каким образом передвигалось мордовское население, в основном это были эрзяне, по просторам Заволжья. Ведь, костюм Заволжья сохранил отголоски истории народа, которая связывает его с прародиной.  Опять же рассматривая фотографии жителей Клявлинского района Самарской области, заметила женщину в порточках, но известно такого элемента не было в гардеробе эрзянок. Так значит до того, как поселились тут эрзяне, а это граница Оренбургской области, здесь проживали мокшане. Выходит, эта деталь мокшанской одежды задержалась здесь в своем бытовании.

-В таком случае, если взять восточные районы Мордовии, то диалект этих эрзянских сел считается мокшанизированным. Наверняка, в костюмах тоже есть смешение?

- Совершенно правильно. Хотя эрзяне восточных районов не признают свою мокшанскую подложку. Тем не менее, по «нижнему слою» костюма это заметно. Мордва этих мест – это эрзяне, которые пришли сюда где-то в XVII веке и слились с проживающими здесь мокшанами. Это тот случай, когда вероятно в мокшанских зимницах стали хозяйничать дочери эрзян-переселенцев. В результате браков перенимались традиции, в том числе и костюм.

- Татьяна Петровна, в женском костюме есть много разных элементов, например, лакумка или кечказ.

-  Лакумка – это сумочка, заменяющая карман. Кечказ – это мешочек, который использовался для рукоделия. К этому мешочку пришивалась плетеная тесемка с крючком. Мордва не применяла при вышивке пяльца, а пользовалась этим приспособлением. На этот мешочек-кечказ садилась вышивальщица и натягивали тесемку как швейку. Таким образом, вышивали, сшивали рубахи. Так удобно было делать «гурзе» – косую стежку. Кечказ обычно шили из старой одежды, чаще из элемента «панго» - головного убора, либо из «руци». Как правило, это была вышитая часть одежды.

- Вы не только исследователь, но и реставратор.

- Мне пришлось пройти стажировку по реставрации. Это было необходимо. Порой старинные вещи доставали с курятников, а вычищать их надо было с умом.  Если в более ранние периоды нити красили натуральными красками, например, подмаренником, то не надо было беспокоиться за целостность окраски вышивки. А вот позже стали применять покупные анилиновые краски, которые при стирке могут линять и окрашивать холст рубахи. Вышитую одежду нужно было уметь стирать так, чтобы не было затеков. 

 

- В наши дни в бабушкиных сундуках можно что-то ещё найти?

-Запросто, особенно на чердаках. Многие сейчас возвращаются в старые родительские дома. Кто-то разбирает старые вещи и сжигает. А кто-то рассматривает старую утварь и удивляется тому, как все прочно, красиво и начинает собирать домашний музей. Нельзя не заметить такую красоту, а как приятно взять в руки ту же керамику. Почему так часто бьется посуда, купленная в магазине? Потому что для рук неудобна. А та же крынка она сделана руками и по форме рук. Сделана для жизни…

- Татьяна Петровна, земля тоже «выкидывает» сюрпризы в виде сюлгам, колец, подков.

-  Конечно. Кстати, небольшие по размеру подковы – это подковки для женских сапог или ботиночек. Уж эрзянке или мокшанке сплясать на празднике надо было так, чтобы звучало!

Светлана Пивкина

 

 

Тов

Другие статьи

IFUSCO-сь нинге весть кочказень марс финно-угратнень

IFUSCO – тяфта лемоц народъётконь конференциять, кона аноклави и ётафтови финно-угратнени. Тядде сон 35-цесь. Колмогемонь ветексть ни кочкавихть марса од ломаттне масторлангонь эрь кодама уженяста и масторлангонь эрь кодама уженяс. Ётай ...

История и практика перевода Библии на мордовские (эрзя и мокша) языки

  Библиясь - Пазонь Валось – весе лия книгатнень ютксо те сехте покш ды питней книгась окойники ней ули эрзянь ды мокшонь кельсэяк. Те покштояк покш тешкс-невтевкс минек раськенть ванстомантень, минек эрзянь ды мокшонь кельтнень ...