Мордовиянь национальной радиось Мордовиянь национальнай радиось

Саранск:21°

вечером: 17° завтра: 25°



Алипия из Мордовии

Книга Ларисы Некрашевич «На пажити Богоматери»  является одной из первых попыток рассказать православному читателю о великой киевской подвижнице, монахине Алипии, уроженке Мордовии, которая прожила в Киеве более 40 лет. Родилась блаженная Алипия (Агапия Тихоновна Авдеева) предположительно в 1910 году в в благочестивой семье Тихона и Вассы Авдеевых. Блаженная старица рассказывала, что отец был строгий, а мама очень добрая, большая труженица и очень аккуратная. Бывало, положит в передничек всяких угощений и велит ей разнести бедным в их селе; особенно много гостинцев раздавала мама в праздники.

 

 Человечеству известны многие подвижники благочестия, удостоенные особого дара прозорливости. Преподобные отцы наши Сергий Радонежский, Серафим Саровский, Лаврентий Черниговский и многие другие в минуты божественного наития открывали страждущему человечеству тайны его бытия.Блаженная матушка Алипия постоянно находилась в Боге, отчего и имела постоянный дар прозорливости такой силы, что трудно подыскать подобные примеры не только среди ее современников, но и из древности. Блаженная Алипия не могла скрыть от людей свой дар. Вся ее жизнь прошла не в затворнической келии, вдали от людей, а на виду у всех. Одни ее любили, другие люто ненавидели. Прошло уже столько лет с момента переселения блаженной Алипии в иной мир, доброты и справедливости, но память о ней не угасает, а наоборот, все более и более набирает силу. Происходит это чудо потому, что смысл жизни блаженной Алипии не мог быть понят сразу ввиду уникальности и непостижимого для современников силы духа. Из всех даров Духа Святого, дар прозорливости наиболее труден для понимания. Человечество всегда испытывало трепет от общения с пророками и прозорливцами. Но кроме личного страха знать свою судьбу, мы не вполне еще понимаем для чего Бог открывает нам грядущее. Может быть, это звучат слова древнего Ионы, чтобы мы покаялись и тем самым избежали бедствий. Или может быть, так Бог учит нас не надеяться на благо и злато, а искать Царствия Божия.В книге «На пажити Богоматери» даны воспоминания многих людей, которые  знали Христа ради юродивую Киево-Печерской Лавры монахиню Алипию, в миру Авдееву Агапию Тихоновну.

 

 

Воспоминания о матушке Алипии.

Автор книги записала воспоминания некоторых очевидцев. Очень много рассказывала о подвижнице некая инна Александровна: «Мне было лет 12 или 13, когда мы с мамой вернулись из эвакуации в Киев. Это было в 1947 году, и стали ходить к отцу Дамиану в Киево-Печерскую Лавру за советами, наставлениями, прося его святых молитв. Тогда же мама мне указала на худенькую, стройную женщину, аккуратно причесанную, длинные каштановые волосы были у нее заплетены в косу вокруг головы «корзинкой». Мама сказала, что ее зовут Липа, живет она в овраге за лаврской оградой прямо под открытым небом, проводит ночи без сна в непрестанной молитве. По лицу Липы трудно было определить ее возраст, — она не была молодой, какой казалась, глядя на ее стройную, утонченную фигуру. Иногда она виделась мне пожилой, видимо тогда, когда я встречала ее после тяжелых, холодных, бессонных ночей и изнуряющих плоть молитв.У Липы был необыкновенно глубокий, чистый, теплый, ласковый, любящий взгляд светло-серых очей, которые делали ее молодой, преображая до девочки-подростка.Мама очень почтительно относилась к Липе, разговаривала с нею. Духовным отцом Липы был наместник Лавры архимандрит Кронид. По воспоминаниям самой матушки Алипии, он был строг к ней: когда заканчивалась служба в церкви, он подходил к ней, давал сухарей и говорил: «Ну что, нагрелась, ешь и иди спасайся». Она, послушная своему духовному отцу, покорно удалялась к большому дереву, забиралась в дупло, в котором можно было, только полусогнувшись стоять. Когда же зимой снег заметал так, что из дупла нельзя было выбраться и она не шла в церковь, отец Кронид сам пробирался к ней, приносил в мантии сухарей, окликал: «Ты не замерзла?» Оставлял приношение и свое неизменное слово «спасайся» и уходил в Лавру, оставляя подвижницу на попечение длительной, зимней ночи. Жутко было в глубоком овраге, под самое дупло приходили и выли голодные, бродячие собаки, мороз сковывал полусогнутое неподвижное тело. И только непрестанная Иисусова молитва утешала, укрепляла и согревала.Так продолжалось до 1954 года, когда скончался духовный отец и наставник Липы архимандрит Кронид. Липа всех любила, жалела, хотя ее многие обижали своим непониманием того тяжкого креста, который она взяла на свои хрупкие плечи.По внешнему виду она походила на странниц, которых в первые послевоенные годы в Киево-Печерской лавре было очень много. В простой, скромной одежде, она была всегда аккуратной, чистой. Остается загадкой: как Липе удавалось сохранять свою внешнюю чистоту, красоту и привлекательность, не имея крыши над головой. Три года проводя ночи в дупле большого дерева, не имея пищи, она никогда не роптала, не просила милостыни, питаясь тем, что люди сами ей давали, от того, часто оставаясь без пищи. Однажды мы с мамой увидели, как она стирала свое белье прямо на реке, где-то его высушивала и снова надевала на себя. И что удивительно, оно не было мятым, заношенным или порванным. Как-то мы с мамой шли к отцу Дамиану, келья которого находилась над Ближними пещерами на втором этаже, и увидели Липу, она со своей котомкой укладывалась на ночь под лестницей. У меня до боли от жалости к ней сжалось сердце. Увидел ее и: «Ну что ты тут сидишь под ступеньками, тебе же холодно, иди спи под дверью отца Андрея». Тепло и ласково, но достаточно требовательно сказал старец.Оба старца Отец Андрей и отец Дамиан жили в одном коридоре и двери их келий никогда не закрывались от посетителей. И каких людей только не было у их порогов: больных, калек, бесноватых, нищих, просто любопытных, неверующих и колдунов.В келии отца Андрея всегда было много народа и двери, в полном смысле, никогда не закрывались. Вся жизнь его проходила на людях. Вот к этому-то порогу и послал отец Дамиан Липу. Спустя много лет я поняла смысл этого благословения: Липа уже должна была приблизиться к порогу чудодейственного старца. Все было еще впереди: оживление умершего от угара ребенка, исцеление от смертельных болезней, изгнание бесов, необычайная прозорливость, действие благодати Святого Духа такое, что силы природы повиновались ей, безграничная, всеобъемлющая любовь к людям и добрым, и злым, бескорыстная щедрость. Как и у отца Андрея, вся жизнь и труды проходили на людях, так и матушка Алипия до последнего мгновения своей жизни всю ее провела на людях.Что еще я заметила, — отец Дамиан очень тепло и заботливо относился к Липе, разговаривал с ней как равный с равной, как со своей сотрудницей, видимо, провидел в ней угодницу Божию и свою последовательницу.Шло время, умножались грехи людские, над Лаврой сгущались черные тучи: поползли слухи о ее закрытии. Странным стало поведение Липы, — она воздевала к небу руки, громко кричала на своем мордовском языке, падала на колени и плакала». Много пережила Матушка в период гонений на православных: ее арестовали и посадили в общую камеру, раздели донога, хотели отрезать длинную косу, в пост запихивали в рот мясо, но все вынесла Христова страдалица.Покинула этот мир Матушка Алипия 30 октября 1988 года.

 

 

Тов

Другие статьи

Печать Мордовии в контексте событий 30-х годов

  Жизнь мордовского народа в 1930-е гг. ознаменовалась крупными успехами в экономическом и культурном развитии. В условиях строительства социализма выросли национальные кадры писателей, артистов, художников, скульпторов и композиторов. ...

Печать Мордовии накануне и в период Великой Отечественной войны

  ПИСАТЕЛИ МОРДОВИИ НА ФРОНТАХ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ             В начале Великой Отечественной войны свыше одной тысячи писателей нашей страны ушли на фронт и ...